Вулканы Камчатки

Камчатка — это очень далеко. Полет на самолете сквозь часовые пояса и всю страну лишний раз убеждает, что слова о полудне и полуночи в Петропавловке-Камчатском были не пустым звуком. В голове ночь, за окном горы вулканов и день. Отличный солнечный день.
С восторгом наблюдаю цепь гор, некоторые из которых, судя по всему, являются вулканами, и неотступно преследует нехитрая мысль: то, о чем читал и слышал уже десятилетия, теперь пришлось увидеть. Может быть, кому-нибудь это покажется забавным, но речь идет о плитотектонике. Если представляете себе карту Тихого океана, то вспомните, вдоль его окраин существует так называемый Тихоокеанский вулканический пояс. Нас интересует его западная часть, в которой много действующих вулканов — в Японии, на Камчатке. Именно эти вулканы маркируют область столкновения двух литосферных плит — Тихоокеанской и Евразийской. Одна огромная плита наезжает на другую (со скоростью примерно десять сантиметров в год), происходит столкновение, выделение тепла, плавление вещества. Идет процесс, который затрагивает недра до глубин в сотни километров.
Сотни километров вниз, тысячеметровые вулканы, десятки сантиметров столкновения в год, тысячи метров полета самолета. Пролетая точкой в небе, очень любопытно наблюдать проявление на земле столь масштабных сил природы.
Однако вернемся с высоких вулканов и глубоководных желобов в Петропавловск-Камчатский. Проза научной жизни сперва меня несколько ошеломила. Вместо одного, привычного — Института вулканологии Российской академии наук — в городе возник целый «куст» новых институтов и организаций.
Председатель Камчатского научного центра Дальневосточного отделения РАН, академик РАН, директор института вулканологии РАН Сергей Александрович Федотов крайне негативно оценивает выделение из своего института сначала Института вулканической геологии и геохимии РАН, а впоследствии Камчатской опытно-методической сейсмологической партии. Однако и у сотрудников отделившихся организаций были свои доводы в пользу именно такого решения. Естественно, процесс разделения института вулканологии проходил не очень гладко — были и инфаркты и разбитые, поломанные карьеры ученых. Наверное, была и подлость и трусость, как это часто случается в жизни, когда сталкиваются разные точки зрения, одна из которых — точка зрения начальства.
Вполне понимаю недовольство Сергея Александровича уменьшением числа сотрудников — а тем самым и финансирования. Но считаю, что не дело журналиста разбираться в хитросплетениях административных интриг. Одно могу сказать точно: разговаривал я с учеными из всех враждующих лагерей и попытался опросить всех тех, кто занимается реальной наукой, а не плетет интриги.

Предсказанию извержений и предсказателям извержений я хотел бы посвятить несколько статей в серии материалов о Камчатке. Первую — о теории прогноза, вторую и последнюю в этом цикле — об ученых, которые живут на самой старой вулканологической станции России, в поселке Ключи.
Но так получилось, что сначала я познакомился с человеком, который был директором этой вулканологической станции уже давно, а сейчас является директором Института вулканической геологии и геохимии, — с Борисом Владимировичем Ивановым. Именно он мне порекомендовал кандидата геолого-минералогических наук Валентину Ивановну Горельчик для беседы о предсказаниях извержений. Она занималась и занимается жизнью самого большого вулкана Камчатки, ее вулканической жемчужины — вулканом Ключевской.
Прежде чем углубиться в беседу с вулканологом, позволю себе рассказать немного о происхождении и жизнедеятельности вулканов.

Я уже упоминал, что происхождением своим вулканы Камчатки обязаны столкновению двух литосферных плит. «Подныривание» Тихоокеанской плиты под континентальную Евразийскую приводит и к образованию и глубоководного желоба вдоль их стыка, и к появлению островов с вулканами на них. Действительно, если представить себе наползающие друг на друга огромные плиты, то станет понятно, что на месте их столкновения должно возникать трение, разогрев материала, который приводит к образованию огромных магматических диапиров. Эти пузыри горячего материала медленно поднимаются вверх и служат основным питающим источником для вулканов. И если сам стык двух плит в проекции находится в нескольких десятках километров от восточного побережья Камчатки, то поднимающиеся диапиры как раз и попадают под поверхность полуострова.

«С помощью анализа прохождения сейсмических волн нам удалось выяснить, — поясняет Валентина Ивановна, — что под вулканом Ключевской на глубине 50-60 километров находится его питающий очаг.

Впервые же такой питающий вулкан резервуар был нами обнаружен под вулканом Авачей, который располагается неподалеку от Петропавловска-Камчатского». Но с таких больших глубин разогретый мантийный диапир не может подняться как воздушный шарик наверх, к поверхности земли — мешает давление пород и собственное давление магмы. И на глубине пять-шесть километров происходит отрыв от общего питающего канала магмы — идет ее внедрение по системе трещин в вышележащие породы, а потом и в вулканическую постройку. Можно уподобить такой процесс подъему колонны разогретого вещества. Но в зависимости от возраста вулкана дальше магма ведет себя по-разному.

«Так, например, — говорит Валентина Ивановна, — вулкан Ключевской молодой: он существует всего 7000 лет и в нем еще не успели сформироваться очаги, которые останавливают и накапливают поднимающуюся магму. И происходит изменение от извержения к извержению петрографического состава пород. А на Безымянном вулкане подозревают наличие большого очага в коре на глубине 10-15 километров, где магма может скапливаться на протяжении десятков тысяч лет. Там происходит кристаллизация, изменение состава пород».

Почему ученым так важно знать, какие породы изливаются, выбрасываются из жерла вулкана? Во первых, конечно, от состава пород зависит и «поведение» вулкана. Вулканы с кислой и вязкой андезитовой магмой особенно опасны. У некоторых из них лава медленно выдавливается, как зубная паста из тюбика. Другие взрываются внезапно, почти без всякого предупреждения. Часто лава может неожиданно стать «летящей» вместо «вялотекущей», оборачиваясь катастрофой для тех, кто живет поблизости.
Во вторых, и это, пожалуй самое главное, состав магмы дает возможность ученым оценить косвенным образом жизнь и строение вулканической постройки.

Но главным методом анализа состояния вулкана остается «прослушивание» его с помощью землетрясений. Представьте себе колонну поднимающегося вещества. Как бы оно не было разогрето, оно все равно не обладает достаточной энергией, чтобы просто прожечь вышележащие породы. Магма вынуждена пробиваться по системе трещин, которые могут оказаться уже забиты предыдущими излияниями.
Весь этот процесс, естественно, сопровождается кряхтением и треском пород, — ученые изящно назвали это вулканическим дрожанием, которое они могут засечь с помощью сети приборов.
Именно с таким прослушиванием вулкана и связаны наибольшие надежды по прогнозу извержения вулкана. Если удастся выделить мелкие землетрясения, маркирующие подъем колонны, то можно определить ее месторасположение относительно жерла вулкана.
«Как только происходит миграция землетрясений наверх, — рассказывает Валентина Ивановна, — это означает активизацию вулкана. Сейчас у нас работают радиотелеметрические станции, которые в режиме реального времени передают все данные, и мы можем вполне оперативно отследить ситуацию на вулканах. Да и на подъем такой огромной массы вещества все равно требуется несколько дней или даже недель.
Конечно, хорошо было бы добавить к этим данным и визуальные наблюдения. Но на облет, например, Ключевского, на поездки к нему сейчас денег нет. Поэтому приходится просто отмечать из поселка Ключи, с нашей вулканостанции, вулканические взрывы или парогазовые выбросы».

«Однако возможна ситуация, — продолжает Валентина Ивановна, — когда при подаче вещества и энергии к кратеру он не успевает разгружаться, не выдерживают его склоны, — и происходит побочный прорыв вбок.
Например, в огромном кратере Ключевского в 1978 году после сильного извержения, который прочистил канал подачи материала, были только конуса, он не был заполнен магмой. Через несколько лет мы наблюдали постепенное заполнение кратера и прорыв магмы через боковые каналы.

Вообще, когда наблюдение за вулканом длится долго, гораздо легче предсказывать его поведение. В частности, так было на Шивелуче, когда в апреле 1993 года было предсказано его извержение. И знаменитое Толбачинское извержение Павел Иванович Токарев тоже предсказал, используя свой огромный опыт». Ясно, что каждый вулкан находится на определенной стадии своего развития и в зависимости от этого можно тем или иным образом трактовать его действия в настоящем. Любопытно, однако, взглянуть не на один вулкан или группу, а на все вулканы Камчатки как на единую систему. Происходит ли одновременная их активизация? Видимо, нет. Очень сложно представить себе такой огромный очаг в мантии, который бы питал все вулканы. Могут ли землетрясения играть роль спускового крючка в извержениях вулканов? Вполне вероятно.

Валентина Ивановна Горельчик дополняет: «Когда-то Борис Иванович Пийп высказывал точку зрения, что существует единая область питания Ключевских вулканов (Безымянный, Толбачик). Но сейчас уже стало ясно, что скорее всего существуют промежуточные очаги на границе кора — мантия (30-40 километров), связанные между собой».
А если это так, то можно в ближайшем будущем получить полную картину жизни из самых глубин камчатских вулканов.

Все это теория, скажете вы и будете правы. Однако ученым, изучающим вулканы Камчатки удалось уже предсказать извержения вулканов Шивелуч и Толбачик. Проблема в получении максимально полной информации о жизни вулкана. Чем чаще и тщательней прослушивается «больной», тем больше вероятность уловить изменения в его поведении.

Если же говорить о непосредственной опасности для жизни людей среди вулканов на Камчатке, то не буду лукавить — она не слишком велика. Жителей немного, они так распределены по площади полуострова, что довольно редко «встречаются» с вулканами. Единственная угроза заключается в вулкане Авача, который нависает над столицей Камчатки. Но в этом случае ученые во всеоружии — вулкан облеплен многочисленными приборами, которые фиксируют каждый его чих.

Лирическое послесловие

Где-то на второй или третий день в Петропавловске меня посетила настолько нехитрая мысль, что я даже облился холодным пивом в одном из кафе этого милого города. Что же это я не боюсь, подумал я. Вулкан над городом возвышается, землетрясения в городе могут происходить такие, что многие дома сильно пострадают.
Пора бы искать пути отхода или по крайней мере жить в напряжении. Стал спрашивать своих новых знакомых, испытывают ли они страх, вставая каждый день с кровати. Выяснилось, что ничего подобного нет.

Однако стоило в 1991 году начаться извержению вулкана Авача, который располагается над городом, на виду у всех, как тут же были раскуплены все билеты на самолет, люди начали продавать за бесценок квартиры. Впоследствии и вулкан, и страхи поутихли. Но зрелище, судя по фотографии, было очень впечатляющим.

Напуганные такой реакцией или просто поняв необходимость гласности, ученые стали каждую неделю составлять прогноз вулканической опасности (о сейсмической — в следующих статьях) и публиковать его в местной прессе.
Поскольку, как я писал выше, Институт вулканологии разделился на несколько организаций, занимаются составлением прогнозов тоже несколько коллективов. Как удалось мне выяснить в результате весьма дипломатических разговоров, только один из прогнозов является официальным. Официальным, то есть документом, за который несут ответственность люди, подписавшие его и получившие его.
Итак — «Сообщение 113 Камчатского отделения Федерального центра прогнозирования землетрясений (КамО ФЦПЗ) о сейсмической и вулканической опасности в Камчатской области по состоянию на 17 марта 2000г.»
Пропускаю оценку состояния за прошедшую неделю, приведу только прогноз на следующую.
«Оценка вулканической опасности на ближайшую неделю.
Ожидается продолжение активности вулканов Безымянный, Ключевской, Шивелуч, Карымский, Мутновского вулканического центра.
Вулканы Камчатки, находящиеся в состоянии извержения, слабой активности и покоя, опасности для близлежащих населенных пунктов не представляют».

Так оно и было, чему был свидетелем.

Камчатские вулканы - одно из чудес света и одна из главных природных достопримечательностей нашей страны.
Вид величественных конусов огнедышащих гор, озер в огромных круглых котловинах-кальдерах, образованных вулканическими взрывами, лунные ландшафты каменных пустынь у подножий вулканов, уют горячих источников - природных бань и многие-многие другие явления, связанные с вулканами, создают облик вулканических областей мира - прекрасный, грозный и притягательный.

На нашей планете более 600 действующих вулканов. 29 из них располагается на Камчатке. Десятки действующих вулканов, их поражающий воображение вид и памятные извержения, известны всему человечеству, среди них - Везувий и Этна в Италии, Санторин в Греции, Фудзияма в Японии, Килауэа на Гавайских островах, Гекла в Исландии. Однако среди вулканических регионов мира мало равных Камчатке по разнообразию и красоте.

Так что Камчатка - это без преувеличения, огненная земля. А гейзеров и иных горячих водных источников просто не счесть.
Ещё сравнивают полуостров с огромным кораблем (сверху он и похож на него), и двадцать восемь "труб" его вулканов непрестанно на вахте, и плывет корабль - Камчатка в огненном океане, и паруса - белые снега - наполняются ветром, а следом - островки - Курилы - как кораблики за поводырем, каждый со своими вулканами-трубами. И весь этот кипящий, клокочущий, неспокойный караван и есть одна суть земли на нашем дальнем-предельном востоке.

Многие "заболевают" Камчаткой на всю жизнь. Разве можно представить себя без вулканов, величественных и мудрых, без Долины гейзеров, уникальной по-настоящему, этой жемчужины нашей планеты, куда стремятся попасть все. Разве можно забыть наши чистые полноводные реки, в которых дает потомство лосось.
А тундра с морошкой и голубикой и печальным небом - простор до бесконечности. А какое раздолье охотникам! Вот где уж можно повстречаться с медведем не во сне, а наяву.

Прикосновение к истории Камчатки открывает такую яркую страницу, что одно перечисление великих людей, которые открывали и осваивали отдаленный уголок России - это Владимир Атласов, Иван Козыревский, Витус Беринг, Алексей Чириков, Степан Крашенинников, Василий Головин, Василий Завойко, - да разве всех перечислишь, - выдвигает Камчатку на одно из самых славных мест на Дальнем Востоке. Много писалось о жемчужине Тихого океана- Авачинской губе. Ее воды видели суда экспедиций Беринга, Кука, Лаперуза, Крузенштерна, Врангеля. Авачинская губа служила пристанищем судам всего мира.

Камчатка открыта для туризма с недавнего времени. Конечно, Камчатка сегодня не может представить сверхудобные маршруты, и туристы, кстати, это прекрасно понимают. И все же едут на Камчатку, их тянет и сама загадочная земля, и конечно они наслышаны о Долине гейзеров. А о настоящей здешней рыбалке можно мечтать - лови великолепного лосося, кижуча, снимай на пленку - память на всю жизнь. Мы говорим о наших трудностях, но раз едут к нам туристы, значит не все так плохо. И мы знаем, что за туризмом будущее Камчатки: в мире осталось мало нетронутых уголков природы, где можно слышать журчание ручья, увидеть нерестящуюся рыбу, белых лебедей, где можно взобраться на вулкан и посмотреть на мир таким, каким он был многие века назад. Поэтому так много тратится сил для сохранения уникальности этого края.
Камчатка - частица мира, и мир много потеряет, если нашу землю изуродуют взрывами и буровыми, перекроют реки плотинами.

Край величественных вулканов и целебных источников, романтикой нехоженых троп манят эти места путешественников. Но природа Камчатки отличается повышенной чувствительностью ко всякого рода вмешательствам и чрезвычайно ранима и поэтому нуждается в особой защите. Учитывая то, что на полуострове зарегистрировано 182 уникальных природных объекта и памятника природы, задача создания системы охраняемых территорий актуальна не только для жителей области, но и для всего мирового сообщества.

Камчатка - один из немногих регионов планеты, природа которого сохранилась почти в естественном, диком состоянии. Медведи, одни из самых крупных в мире; ход лосося на нерест, не только летний, но и зимний; фантастические очертания вулканов; целебные термальные источники, гейзеры, кипящие котлы и многометровые снега и ледники - и все это рядом, бок о бок.
Недаром этот полуостров называют страной контрастов, страной льда и пламени. Камчатка - край нежный и чуткий. Каждый может найти здесь и счастье и любимое дело.
Камчатка - край суровый и своенравный. Каждый, кто прикоснется к его красоте и славе, навсегда останется настоящим человеком.

 

Источник

 

<<<НАЗАД    ДАЛЕЕ>>>

Снаряжение

СНЕГОХОДЫ

Читать далее >
Дайвинг

Оборудование для дайвинга

Читать далее >

Транспорт